фото из галереи

Незнакомое православие. Отвергающим, сомневающимся, ищущим, ликбез, заблуждения, оглашенным, новоначальным, успокоившимся, воинам Христа.

Наши новости

2017-04-27 Гости из Балашихи
В минувшее воскресенье, 23 апреля,  Спасо-Влахернский  женский монастырь посетили...


2017-04-27 Пасха Христова
В преддверии великого праздника, в Страстную неделю, православные вспоминают о...


все новости


Спасо-Влахернский женский монастырь - XVIII-XX век

Милостивая государыня!
Анна Гавриловна!

«Имею утешение известить Вас, что предположение Ваше об учреждении в Вашем селе Новоспасском- Деденеве Богоугодного Влахернского общежития из лиц женского пола, в 13 день прошедшего мая Высочайше утверждено.
Молю Бога, да будет благоугодна Ему Ваша жертва, да благословит Он Вас и чад Ваших благословением временным и вечным и да дарует Вам увидеть учреждение Ваше возрастающим и приносящим плод духовный.
Вашего Высокоблагородия усердный богомолец Филарет Митрополит Московский.
29 июля (июня)1852 года».
Из письма
Митрополита Московского и Коломенского святителя Филарета(Дроздова)
Анне Гавриловне Головиной.

Спасо-Влахернский женский монастырь XVIII – XX век



История Спасо-Влахернского женского монастыря берет свое начало с деденевского имения дворян Головиных и принадлежащих их  роду святынь, в числе которых была  чудотворная икона Божией Матери «Влахернская».
Деденево несколько раз переходило «из рук в руки».  С 1687 года Василий Петрович Головин стал его полноправным владельцем, выкупив часть поселения у  Алмазовых и Стрешневых. С тех пор Деденево  принадлежало Новоспасской ветви рода Головиных и уже более не переуступалось. В 1711 (12?) году в их деденевском имении была заложена деревянная церковь  в честь Спаса Нерукотворного. Полтора века спустя, в 1861 году, на этом месте появится Спасо-Влахернский женский монастырь, ну а пока это был новый деревянный храм в дворянском имении. 4 октября 1713 года он был освящен, как указано в летописи –  Дионисием, епископом Вятским и Велико-Пермским, по другим источникам – архимандритом Дмитровского Борисоглебского монастыря Андрианом.
По названию храма село Деденево стало именоваться Новоспасским. Летопись гласит, что в ночь с 19-го на 20-е сентября  1775 года в Новоспасском случился пожар, от которого пострадали все усадебные строения, однако Спасская церковь уцелела, хоть и загоралась  трижды. 
Когда пришел срок, в 1798 году, Василий Васильевич Головин заложил на месте обветшалого деревянного храма, другой – каменный, одноглавый, 43 аршина в длину и 42 аршина в ширину. Строительство было закончено в 1811 году (22 мая) –  сыном Василия Головина, Павлом. В обновленном храме предполагались, помимо основного – во имя Спаса Нерукотворного, еще два придела: преподобного Сергия Радонежского и Влахернской иконы Божией Матери. Но внутренняя отделка храма затянулась во времени и престолы были освящены гораздо позже:  придел преподобного Сергия Радонежского ¬¬– в 1818 году (6 апреля), а придел иконы Божией Матери «Влахернская» – в 1832 году  (23 октября).
На протяжении десятилетий архитектура храма еще несколько раз менялась. Поначалу он имел форму креста, затем (в 1843-1850 г.г.) обрел прямоугольный вид, за счет пристроек. Переустройством занимался Гавриил Павлович Головин с благословения Митрополита Московского Филарета (Дроздова). В итоге это был уже двухэтажный пятикупольный собор с десятью приделами.  Занимаясь расширением и обустройством собора, Гавриил Павлович планировал перенести в него православные святыни, находившиеся в их семье.

•    (прим: К числу реликвий относились барельеф – икона Спасителя в Терновом Венце (Беленький Спаситель), часть древа Креста Господня и часть Ризы Господней, привезенная из Бара-Града янтарная икона Святителя Николая (подарок княгини Анны Петровны Лопухиной), множество ковчегов с частичками святых мощей. По преданию некоторые иконы были письма Андрея Рублева, в их числе икона Спаса Нерукотворного, Икона Смоленской Божией Матери, икона Владимирской Божией Матери и еще великое множество святынь.  Из всех них и особо чтимых дворяне выделяли Влахернскую икону Божией Матери. Уезжая на зиму в Москву, они забирали икону с собой, в крестовую палату своего московского дома).
Устрояя собор, Головины  также думали и об учреждении при нем женского монастыря, полагая, что при сельском приходском храме обеспечить полную сохранность святынь будет сложно.   В 1852 году Анна Гавриловна Головина, урожденная княжна Гагарина (мать Гавриила Павловича),  обратилась с намерением обустроить в деденевском имении монастырь, в честь почитаемой в своем роду Влахернской  иконы Божией Матери. Ходатайствовала о том перед Московской Епархией через Митрополита Московского и Коломенского святителя Филарета (Дроздова). Святейший Синод разрешил открыть общежитие монашествующих девиц. Сие решение было утверждено императором, о чем сообщалось в письме Митрополита Филарета к Анне Гавриловне, упомянутом в начале нашего повествования. Правда, несмотря на положительный результат, общежитие открыли лишь два года спустя, поскольку необходимо было произвести дополнительное строительство помещений для него и завершить обустройство приделов  собора.  Начальницей общежития была назначена девица Елизавета Андреевна Татаринова, дворянка по происхождению.
Анна Гавриловна и Гавриил Павлович стали попечителями общежития, передав обители деденевское имение, часть своих земель, а также дом в Москве, унаследованные ими от Павла Васильевича Головина и полученные по разделу (документу), учиненному между всеми наследниками.  Гавриил Павлович очень заботился о будущем монастыря и во избежание недоразумений, которые могли возникнуть в будущем, после его смерти, оформил свое решение о передаче земель и имущества монастырю, соответствующим распоряжением с пометкой: «в собственность и в вечное владение той обители», где обозначил, что все переданное не обременено какими либо спорами, тяжбами или долгами, и тем самым, дав монастырю  полную самостоятельность и возможность жить своей жизнью.
Основательница общежития Анна Гавриловна приняла в 1853 году монашеский постриг с именем Иоанна, затем, 7 го апреля 1856 года – схиму (схимонахиня Иоанна). 25 июня того же года она обрела покой и была погребена в семейном склепе под Спасским храмом.
Гавриила Павловича не стало 7 июля 1861 года. В этот же год (13 ноября) заботами Митрополита Филарета (Дроздова) Святейший Синод принял решение о  переименовании общежития в Спасо-Влахернский женский монастырь.  Данное решение было утверждено императором 2 декабря, а с 1862 года началось его устройство. 
Монастыри должны были обеспечивать себя и потому, ходатайствуя об учреждении Влахернской обители перед Святейшим Синодом, святитель Филарет особо отмечал важность для нее «положительного дохода с московского дома» (находящегося в Москве на Малой Дмитровке). 
•    (прим: Гавриил Павлович передал его монастырю, – как основу материального обеспечения для общежития, – «…в собственность и в вечное владение той обители… каменный двухэтажный дом со всякими в нем жилым и нежилым строением и землей…». Дом представлял собой: строение каменное двухэтажное, крытое железом, шириной по улице Дмитровке на 12 саженях, длиной во двор на 6 саженях.  К нему  принадлежали и другие строения. Настоятельница общины, Елизавета Андреевна Татаринова, приняла городское владение 16 апреля 1857 года. Дом сдавался. Доходы  направлялись не только на нужды монастыря, но и на исполнение всех требований Московской городской думы, в том числе  по содержанию строений, территорий,  а также  на ремонт самого здания).
В том же 62-м году (7 августа) Елизавета Татаринова была пострижена в инокини с именем Серафима, а 23 сентября была возведена в сан игумении.


Через два года  в монастыре  был поставлен  еще один, деревянный, храм. Госпожа Попова из села Горбунова уступила его обители  вместе с иконостасом. Установили эту церковь на каменный фундамент. 14 ноября 1864 года  она была освящена в честь великомученика Димитрия Солунского. В этот период перемены коснулись и  Собора Спаса Нерукотворного. Это связано было с тем, что колокола  тяжестью своей оттягивали западную часть храма. Во избежание разрушения в 1886 году по проекту Н.В. Никитина пред собором выстроили колокольню с трехэтажным основанием и квадратной центральной башней. А в 1890 году колокольню и собор соединили,  достроив между ними двусветную трапезную. 


Деденевская обитель успешно развивалась и благоустраивалась. К 1908 году здесь подвизались около 180 монашествующих, в 1913 году их численность дошла до трехсот. Продолжалось строительство. На территории монастыря появилась трапезная, больница, аптека, гостиницы. На месте кладбищенской часовни в 1911 году  был построен по проекту архитектора М. Холмогорова каменный  храм в честь иконы Божией Матери «Нечаянная Радость».


В начале ХХ века с разрешения Московской Епархии Спасо-Влахернский женский монастырь  предположил возвести на завещанном ему Головиными московском участке на Малой Дмитровке еще несколько домов. Это связано было с тем, что прежние строения пришли в ветхость и содержание их и ремонт стали неподъемными.  О том хлопотала настоятельница обители игумения Евпраксия. Разрешение было дано. Для этого монастырь взял ссуду в Городском кредитном обществе. Окончательное завершение постройки датируется 1916 годом.
•    (прим: В страховом свидетельстве «московских строений Спасо-Влахернского монастыря значилось уже  три дома: каменный двухэтажный с надстройкой (построен в начале XIX в., до 1812 года), каменный четырехэтажный с жилым полуподвалом (1909-1910 гг) и каменный пятиэтажный (1913-1916гг)). 


С началом Первой мировой войны при монастырской гостинице был устроен Влахернский госпиталь. Возможно, появление госпиталя  произошло по следующему обстоятельству, – Племянник Гавриила Павловича Головина, Федор Александрович Головин *(прим: деденевский помещик, политический деятель, успешный коммерсант, крупный землевладелец, участник нелегальных организаций земцев, масон), возглавлял Общество помощи жертвам войны. И военный госпиталь в монастыре мог быть устроен этим Обществом. Но находился он там  недолго. Лазарет несколько раз распределяли и перемещали между разными домами на территории Деденева (Новоспасского). Наряду с медперсоналом в нем трудились и монахини монастыря – ухаживали  за больными и раненными, а главврачем была жительница поселка Лидия Александровна Пухова.
После революции 1917 года началась масштабная кампания по изъятию церковного имущества и святынь. Ф.А. Головин получил должность комиссара временного правительства, в марте 1917 года он организовал особое совещание по делам искусств, позднее работал в советских учреждениях, в т.ч. в Помголе (Комитет помощи голодающим).  Как раз Помгол и контролировал в то время процесс изъятия церковных ценностей. Можно предположить, что Федор Александрович был свидетелем или участником изъятия имущества в Спасо-Влахернском женском монастыре, но история об этом событии умалчивает *(прим: сам он был арестован в 1921 году, позднее расстрелян).  Документов по изъятию ценностей в монастыре, присутствующих при нем, и времени его проведения нет, скорее всего, они не сохранились. А потому судить можно лишь о его масштабе.  Согласно описям святынь, сделанным до революции, бесследно утрачены более 500 наименований, не считая утвари. Чудом уцелели лишь две святыни:  Образ Спасителя  в Терновом Венце и Влахернская икона Божией Матери.
•     ( прим: «Спаситель в Терновом Венце» был тайно перенесен и оставлен  у храма Вознесения Господня села Перемилова. Так святыня была сохранена, находясь в перемиловской церкви до момента возрождения Спасо-Влахернского женского монастыря. А Влахернская икона Божией Матери неведомыми нам путями оказалась в Дмитровском музее, позднее она была передана  в Музей древнерусской культуры и искусства имени преподобного Андрея Рублева (в 2015 году икону возвратили монастырю)).

К 1922 году обитель вынужденно была преобразована во  Влахернскую трудовую сельхозартель.  Привычные к труду и дисциплине монахини  сделали работу артели успешной. Занимались животноводством, растениеводством и переработкой сельхозпродукции. Была своя мельница, водокачка. Кроме того,  Влахернский монастырь славился рукоделием, и теперь тут тоже находилась мастерская, в которой трудились вышивальщицы.  Показатели артели значительно превышали колхозные. В 1927 году она была удостоена на Московской выставке Горького приза за овощеводство,  однако в 1928 году была закрыта с формулировкой «лжеколхоз». Начало по прекращению работы ее было положено еще в 1926 году. Хотя жители поселка ходатайствовали о сохранении артели: «…Нас поражает, почему артели стараются везде устраивать, а это так хорошо ведущееся исключительно женским трудом хозяйство разоряют…». Но защита людей не помогла. Влахернскую артель закрыли. Монахинь выселили. Спасский собор был частично взорван, колокола отправили на переплавку. Храм Великомученика Димитрия Солунского сгорел. Началось запустение.

По некоторым свидетельствам несколько тяжелобольных монахинь все еще оставались жить на территории монастыря *(прим: зимой 1941 года после немецких авиаударов, окна в здании, где они находились, были выбиты. Монахини погибли от холода. На груди у каждой лежала ее любимая кошечка, так вместе и замерзли.  Сестры были похоронены в общей могиле. Сейчас на том месте установлен памятный крест с их именами: Александра, Анисья, Серафима, Стефанида, Агриппина, Екатерина, Анастасия и Христина…).



В 1941 году купола Собора Спаса Нерукотворного сбросили, на его колокольне наши войска установили зенитные орудия и разместили пункт наблюдения и связи. Немцы бомбили Деденево с воздуха, одна из бомб попала в собор и он был разрушен. Все остальные здания в монастыре, кроме одного, находящегося  с южной стороны, и Спасского собора, уцелели. Возможно, промыслительно. Ведь по воспоминаниям очевидцев после закрытия Влахернской обители собор использовался под хозяйственные нужды, в его стенах даже  обустроили курилки и туалеты. Косметический ремонт вряд ли бы исправил следы поругания, а потому дано было собору отстроиться заново, с чистого листа.
После Великой Отечественной войны в уцелевших строениях Спасо-Влахернского женского монастыря разместился пансионат для инвалидов войны.