Спасо-Влахернский женский монастырь — XVIII-XX век

Милостивая государыня!
Анна Гавриловна!
«Имею утешение известить Вас, что предположение Ваше об учреждении в Вашем селе Новоспасском- Деденеве Богоугодного Влахернского общежития из лиц женского пола, в 13 день прошедшего мая Высочайше утверждено.
Молю Бога, да будет благоугодна Ему Ваша жертва, да благословит Он Вас и чад Ваших благословением временным и вечным и да дарует Вам увидеть учреждение Ваше возрастающим и приносящим плод духовный.
Вашего Высокоблагородия усердный богомолец Филарет Митрополит Московский.
29 июля (июня)1852 года»
Из письма
Митрополита Московского и Коломенского святителя Филарета (Дроздова)
Анне Гавриловне Головиной

История Спасо-Влахернского женского монастыря берет свое начало с деденевского имения дворян Головиных и принадлежащих их роду святынь, в числе которых была чудотворная икона Божией Матери «Влахернская».
Деденево несколько раз переходило «из рук в руки». С 1687 года Василий Петрович Головин стал его полноправным владельцем, выкупив часть поселения у Алмазовых и Стрешневых. С тех пор Деденево принадлежало Новоспасской ветви рода Головиных и уже более не переуступалось. В 1712 году в их деденевском имении была заложена деревянная церковь в честь Спаса Нерукотворного. Полтора века спустя, в 1861 году, на этом месте появится Спасо-Влахернский женский монастырь, ну а пока это был небольшой деревянный храм в дворянском имении. 4 октября 1713 года его освятили, как указано в летописи – Дионисием, епископом Вятским и Велико-Пермским, по другим источникам – архимандритом Дмитровского Борисоглебского монастыря Андрианом.
По названию храма село Деденево стало именоваться Новоспасским. Летопись гласит, что в ночь с 19-го на 20-е сентября 1775 года в Новоспасском случился пожар, от которого пострадали все усадебные строения, однако Спасская церковь уцелела, хоть и загоралась трижды.
В 1798 году Василий Васильевич Головин принимает решение заложить на месте обветшалого деревянного храма, другой – каменный, одноглавый, 43 аршина в длину и 42 аршина в ширину. Строительство было закончено в 1811 году (22 мая) – сыном Василия Головина, Павлом. В обновленном храме предполагались, помимо основного, во имя Спаса Нерукотворного, еще два придела: преподобного Сергия Радонежского и Влахернской иконы Божией Матери. Но внутренняя отделка храма затянулась во времени и престолы были освящены гораздо позже: придел преподобного Сергия Радонежского — в 1818 году (6 апреля), а придел иконы Божией Матери «Влахернская» – в 1832 году (23 октября).

На протяжении десятилетий архитектура храма еще несколько раз менялась. Поначалу он имел форму креста, затем (в 1843-1850 г.г.) обрел прямоугольный вид, за счет пристроек. Переустройством занимался Гавриил Павлович Головин с благословения Митрополита Московского Филарета (Дроздова). В итоге это был уже двухэтажный пятикупольный собор с десятью приделами. Занимаясь расширением и обустройством собора, Гавриил Павлович планировал перенести в него православные святыни, находившиеся в их семье.
(прим: К числу реликвий относились барельеф – икона Спасителя в Терновом Венце (Беленький Спаситель), часть древа Креста Господня и часть Ризы Господней, привезенная из Бара-Града янтарная икона Святителя Николая (подарок княгини Анны Петровны Лопухиной), множество ковчегов с частичками святых мощей. По преданию некоторые иконы были письма Андрея Рублева, в их числе икона Спаса Нерукотворного, Икона Смоленской Божией Матери, икона Владимирской Божией Матери и еще великое множество святынь. Из всех них и особо чтимых дворяне выделяли Влахернскую икону Божией Матери. Уезжая на зиму в Москву, они забирали икону с собой, в крестовую палату своего московского дома).
Устрояя собор, Головины предположили учредить при нем женский монастырь. В 1852 году мать Гавриила Павловича Головина, Анна Гавриловна Головина (урожденная княжна Гагарина) заручившись поддержкой Митрополита Московского и Коломенского Филарета (Дроздова), принялась ходатайствовать об обустройстве в деденевском имении монастырь, в честь почитаемой в своем роду Влахернской иконы Божией Матери. Святейший Синод разрешил открыть общежитие монашествующих девиц. Сие решение было утверждено императором, о чем сообщалось в письме Митрополита Филарета к Анне Гавриловне, упомянутом в начале нашего повествования. Правда, несмотря на положительный результат, общежитие открыли лишь два года спустя, поскольку необходимо было произвести дополнительное строительство помещений для него и завершить обустройство приделов собора. Начальницей общежития была назначена девица Елизавета Андреевна Татаринова, дворянка по происхождению.
Анна Гавриловна и Гавриил Павлович стали попечителями общежития, передав обители часть своих земель, а также дом в Москве, унаследованные ими от Павла Васильевича Головина и полученные по разделу (документу), учиненному между всеми наследниками. Гавриил Павлович, заботясь о будущем сего богоугодного учреждения и во избежание недоразумений, которые могли возникнуть после его смерти, оформил свое решение о передаче земель и имущества соответствующим документом с пометкой: «в собственность и в вечное владение той обители». В документе значилось, что все переданное не обременено какими либо спорами, тяжбами или долгами.
Основательница общежития Анна Гавриловна оставалась при нем до конца своих дней. В 1853 году она приняла монашеский постриг с именем Иоанна, затем, 7 го апреля 1856 года – схиму (схимонахиня Иоанна). 25 июня того же года она обрела покой и была погребена в семейном склепе под Спасским храмом.
Гавриила Павловича не стало 7 июля 1861 года. В этот же год (13 ноября) заботами Митрополита Филарета (Дроздова) Святейший Синод принял решение о преобразовании общежития в Спасо-Влахернский женский монастырь. Данное решение было утверждено императором 2 декабря, а с 1862 года началось его устройство. В том же 62-м году (7 августа) Елизавета Татаринова была пострижена в инокини с именем Серафима, а 23 сентября была возведена в сан игумении.
Монастыри должны были обеспечивать себя и потому, ходатайствуя об учреждении Влахернской обители перед Святейшим Синодом, святитель Филарет особо отмечал важность для нее «положительного дохода с московского дома» (находящегося в Москве на Малой Дмитровке).
(прим: Гавриил Павлович передал его монастырю, – как основу материального обеспечения для общежития, – «…в собственность и в вечное владение той обители… каменный двухэтажный дом со всякими в нем жилым и нежилым строением и землей…». Дом представлял собой: строение каменное двухэтажное, крытое железом, шириной по улице Дмитровке на 12 саженях, длиной во двор на 6 саженях. К нему принадлежали и другие строения. Настоятельница общины, Елизавета Андреевна Татаринова, приняла городское владение 16 апреля 1857 года. Дом сдавался. Доходы направлялись не только на нужды монастыря, но и на исполнение всех требований Московской городской думы, в том числе по содержанию строений, территорий, а также на ремонт самого здания).

Через два года в монастыре был поставлен еще один, деревянный, храм. Госпожа Попова из села Горбунова уступила его обители вместе с иконостасом. Установили эту церковь на каменный фундамент. 14 ноября 1864 года она была освящена в честь великомученика Димитрия Солунского. В этот период перемены коснулись и Собора Спаса Нерукотворного, — «На здании большой каменной церкви кровля находится в весьма ветхом положении…железные же листы проржавели и от значительных свищей образовалась во многих местах течь…Для сего потребуется:..покрыть крышу железом с обрезкою старых годных листов и с добавлением нового железа, окрасить кровлю с желобами и водосточными трубами, а также все прочие части кровли» (прим: из монастырской переписки). В стенах тоже кое-где появились трещины, причиной тому были прежние капитальные пристройки и отсутствие колокольни – колокола находились в купольной части и тяжестью своей оттягивали западную часть храма. В итоге стены укрепили и во избежание дальнейших разрушений в 1886 году по проекту Николая Васильевича Никитина пред собором выстроили колокольню с трехэтажным основанием и квадратной центральной башней. В 1890 году колокольню и собор соединили, достроив между ними двусветную трапезную (по проекту Степана Васильевича Крыгина). С 1910 года были проведены работы по росписи алтарей.
В июне 1891 года монастырь посетили великий князь Сергей Александрович Романов с супругой великой княгиней Елизаветой Феодоровной.


Деденевская обитель успешно развивалась и благоустраивалась. К 1908 году здесь подвизались около 180 насельниц, в 1913 году их численность дошла до трехсот.
Записи о послушаниях свидетельствуют о том, что при монастыре была обустроена больница (скорее всего, сестринская, так как располагалась она в одном из келейных зданий), аптека, богадельня, библиотека, трапезная, гостиница, мельница, водокачка, имелось лесное хозяйство. Насельницы занимались рукоделием, иконописью, растениеводством и животноводством.

В 1900 году на Всемирной выставке в Париже Влахернский монастырь был удостоен высшей награды «Гран-при» за представленную работу (рукоделие).


В начале ХХ века с разрешения Московской Епархии Спасо-Влахернский женский монастырь предположил возвести на завещанном ему Головиными московском участке на Малой Дмитровке еще несколько домов. Это связано было с тем, что прежнее строение пришло в ветхость и содержание его и ремонт стали неподъемными. О том хлопотала настоятельница обители игумения Евпраксия. Разрешение было дано. Для этого монастырь взял ссуду в Городском кредитном обществе. Окончательное завершение постройки датируется 1916 годом.
(прим: В страховом свидетельстве «московских строений Спасо-Влахернского монастыря значилось уже три дома: каменный двухэтажный с надстройкой (построен в начале XIX в., до 1812 года), каменный четырехэтажный с жилым полуподвалом (1909-1910 гг) и каменный пятиэтажный (1913-1916гг)).

На месте кладбищенской часовни в 1911 году монастырь построил (по проекту архитектора М. Холмогорова) каменный храм в честь иконы Божией Матери «Нечаянная Радость».
С началом Первой мировой войны при бывшей монастырской гостинице был устроен Влахернский госпиталь. Возможно, появление госпиталя произошло по следующему обстоятельству: Племянник Гавриила Павловича Головина, Федор Александрович Головин (прим: деденевский помещик, политический деятель, успешный коммерсант, крупный землевладелец, участник нелегальных организаций земцев), возглавлял Общество помощи жертвам войны. И военный госпиталь в монастыре мог быть устроен этим Обществом. Но находился он там недолго. Лазарет несколько раз распределяли и перемещали между разными домами на территории Деденева (Новоспасского). Наряду с медперсоналом в лечебнице трудились и монахини монастыря – ухаживали за больными и раненными, а главврачем была жительница поселка Лидия Александровна Пухова.
После революции 1917 года началась масштабная кампания по закрытию храмов и изъятию церковного имущества и святынь. Ф.А. Головин получил должность комиссара временного правительства, в марте 1917 года он организовал особое совещание по делам искусств, позднее работал в советских учреждениях, в т.ч. в Помголе (Комитет помощи голодающим), в 1937 году был арестован и позднее расстрелян. Можно предположить, что Федор Александрович знал о судьбе изъятого в Спасо-Влахернском женском монастыре имущества, по крайней мере, если изъятие происходило в 20-годах. Однако документов по изъятию ценностей монастыря, скорее всего, не сохранилось, а потому судить можно лишь о его масштабе – согласно описям святынь, сделанным до революции, бесследно утрачены более 500 наименований, не считая утвари. Чудом уцелели лишь две святыни: Образ Спасителя в Терновом Венце и Влахернская икона Божией Матери.
(прим: «Спаситель в Терновом Венце» был тайно перенесен и оставлен у храма Вознесения Господня села Перемилова. Так святыня была сохранена, находясь в перемиловской церкви до момента возрождения Спасо-Влахернского женского монастыря. А Влахернская икона Божией Матери неведомыми нам путями оказалась в Дмитровском музее, позднее она была передана в Музей древнерусской культуры и искусства имени преподобного Андрея Рублева. В 2015 году икону возвратили монастырю).
К 1922 году обитель вынужденно была преобразована во Влахернскую трудовую сельхозартель. Привычные к труду и дисциплине монахини сделали работу артели успешной. Занимались животноводством, растениеводством и переработкой сельхозпродукции. Кроме того, в артели была мастерская, в которой трудились вышивальщицы. Здесь даже выпускали детали для форменного снаряжения Московской губернской милиции.
В 1927 году Влахернская артель была удостоена на Московской выставке Горького приза за овощеводство, ее показатели значительно превышали колхозные и это несмотря на то, что уже с 1926 года власти предпринимали меры по прекращению работы артели. Но сделать это у них получилось не сразу, поскольку жители поселка неоднократно ходатайствовали о сохранении артели: «…Нас поражает, почему артели стараются везде устраивать, а это так хорошо ведущееся исключительно женским трудом хозяйство разоряют…», выступали они и против закрытия монастырских храмов (было собрано более тысячи подписей). Не взирая на протесты и письма, Влахернскую артель все же закрыли – в 1928году. Монахинь выселили. В храме Димитрия Солунского устроили столовую и столярные мастерские. В результате варварского отношения в 1939 году Димитриевская церковь полностью сгорела. Спасский собор отобрали у верующих в 1935 году, обустроив в нем общежитие, мастерские, клуб и даже уборные с курилками… В 1941 году купола Собора были сброшены, а на колокольне наши войска установили зенитные орудия, разместив там пункт наблюдения и связи. Зимой 1941 года после фашистского авиаудара собор был разрушен.
С 1924 года часть монастырских помещений занимал Инвалидный дом Московского отдела социального обеспечения (МОСО). А по окончании Великой Отечественной войны на базе монастыря был создан невро-хирурго-соматический санаторий для инвалидов Отечественной войны из числа рядового и сержантского состава Красной Армии. В последствии он был переименован в Санаторий № 1 для инвалидов Отечественной войны. Большая же часть монастырской территории, включая руины Спасского собора, оставались в запустении…

Powered by WordPress and Bootstrap4